Карельская милиция в годы Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.)

22 июня 1941 года фашистская Германия, вероломно нарушив договор о ненападении, внезапно, без объявления войны, напала на Советский Союз. Советский народ был вынужден прервать мирный созидательный труд и вступить в смертельную схватку с сильным и коварным врагом.

Одним из важнейших направлений деятельности Коммунистичес­кой партии по укреплению обороны страны стала борьба за поддержание в тылу строгого общественного порядка, воспитание у советских людей высокой политической бдительности, организованности, непримиримости к болтунам, преступникам и иным дезорганизаторам. Эти требования были четко сформулирова­ны в директиве СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года пар­тийным и советским организациям прифронтовых областей: «Укре­пить тыл Красной Армии, подчиняв интересам фронта всю деятельность, обеспечить усиленную работу всех предприятий, разъяснить трудя­щимся их обязанности и создавшееся положение, организовать охрану заводов, электростанций, мостов, телефонной и телеграфной связи, организовать беспощадную борьбу со всякими дезорганиза­торами тыла, дезертирами, паникерами, распространителями слухов, уничтожать шпионов, диверсантов, вражеских парашютистов, ока­зывая во всем этом быстрое содействие истребительным батальонам».

Коммунистическая партия и Советское правительство с первых дней войны перед органами внутренних дел поставили задачу – обеспечить надежную охрану тыла от диверсионных действий фашистской агентуры, дезорганизаторов, поддерживать в стране образцовый общественный порядок, решительно вести борьбу с преступностью.

С первых же дней войны основной упор в деятельности партийных организаций милиции республики был сделан на развертывание агитационно-пропагандистской работы под лозунгом: «Все для фронта, все для победы!». Требовалось глубоко разъяснить всем работникам не только смертельную опасность, нависшую над нашей Родиной, но и поднять активность каждого из них в борьбе с вражескими шпионами, с преступниками, дезорганизаторами тыла, расхитителями социалистической собственности и спекулянтами.

Наиболее распространенной и действенной формой воспитания сотрудников были собрания партийно-комсомольского актива и партийные собрания.

В самые трудные моменты, когда в силу тех или иных причин складывалась сложная оперативная обстановка, в отделах НКВД КФССР проводились собрания партийного и комсомольского актива, на которых обсуждались вопросы служебной и оперативной деятельности, подвергались глубокому анализу причины имевшихся недостатков в работе, вырабатывались конкретные меры по улучшению всей деятельности милиции.

Выполняя решение партии, Народный комиссариат внутренних дел Карело-Финской ССР приступил к выполнению этой сложной и ответственной задачи. Особое внимание обращалось на усиление охраны общественного порядка в столице республике г. Петрозаводске. Приказом НКВД от 25 июня 1941 года определен круг лиц, отвечающих за состояние правопорядка в районах города. По 1-му Октябрьскому району города организация контроля возлагалась на младшего лейтенанта Беляева, по 2-му Октябрьскому – на младшего лейтенанта Зотова. По Зарецкому и Первомайскому рай­онам – на сержантов Мохова и Яковлева.

Этим же приказом были назначены сотрудники, отвечающие за охрану особо важных объек­тов города. За организацию охраны электростанции и радиостанции отвечал младший лейтенант Дроздов; Госбанка, почты, телеграфа, хлебозавода и типографии – младший лейтенант Беляев; водонапор­ной станции – младший лейтенант Криницин; авторемзавода – младший лейтенант Зотов.

В обязанность ответственных сотрудников входило: наблюдение за состоянием охраны порядка; контроль за порядком на сгонно-сдаточных пунктах; в ночное время контроль за светомаскировкой; проверка несения постовой службы.

О состоянии работы по охране общественного порядка на вве­ренном участке ответственные сотрудники ежедневно в 22 часа рапортовали непосредственно Наркому внутренних дел республики, который информировал об этом ЦК Компартии республики.

Война заметно усложнила деятельность милиции по предотвраще­нию, раскрытию преступлений и розыску преступников. Мобилизация призывных возрастов в Красную Армию повлекла изменения в соста­ве населения республики. Бомбардировки вражеской авиации неред­ко порождали панику, что создавало благоприятную обстановку для преступных элементов и усложняло работу уголовного розыска. Уже в первые месяцы войны на фронт ушла значительная часть ак­тива общественных помощников милиции. Уход в Краевую Армию многих опытных оперативных сотрудников уголовного розыска также усложнил борьбу с преступностью.

Уголовному розыску с первых же дней войны пришлось столкнуться с новыми видами преступлений, которых в мирное время не было: дезертирством, уклонением от призыва и службы в армии, мародерством, распространением провокационных слухов. От работников милиции требовалась высокая бдительность, оперативное мастерство, чтобы выявлять преступников, вражеских агентов и умело их обезвреживать.

Гитлеровская разведка широко использовала в своих целях уголовные элементы, вербуя среди них шпионов, диверсантов, про­вокаторов. Деятельность милиции была тесно связана с работой органов государственной безопасности. Сотрудники милиции не­редко включались в состав оперативных групп органов госбезопас­ности для выполнения специальных заданий по борьбе с фашистски­ми шпионами и диверсантами. Приказом НКВД КФССР от июня 1941 го­да в г. Петрозаводске были созданы 3 оперативные группы по 15 че­ловек в каждой. В задачу оперативных групп входило арестовывать паникеров и трусов, вести борьбу с диверсантами. Члены оперативных групп имели на вооружении, помимо личного оружия, пуле­меты, гранаты и винтовки.

Энергию и инициативу в раскрытии многих сложных преступлений проявили в годы войны сотрудники уголовного розыска Карелии. Так, летом 1942 года из расположения воинской части, дислоцирующейся в районе поселка Лобское Пудожского района, дезертировал Бобенко, человек с подлой душой преступника. На пути в город Пудож Бобенко совершил убийство двух женщин в п. Пяльма и с. Авдееве. Помощник оперативного уполномоченного уголовного розыс­ка Пудожского ГО НКВД Николай Ефимович Ковалев, проявив смелость и решительность, по приметам задержал вооруженного особо опас­ного преступника.

На борьбе с преступностью положительно сказалось введение Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 года военного положения, которым устанавливался более строгий режим по поддержанию общественного порядка. В городах, объявленных на осадном положении, к грабителям и мародерам применялась крайняя мера – расстрел на месте преступления.

Руководствуясь законами военного времени, органы милиции повели решительное наступление на преступные элементы. НКВД республики ориентировал подчиненные органы милиции на необходи­мость внедрения в их работу чекистских методов, на воспитание у сотрудников инициативы и самостоятельности.

Рекомендовалось в минимальные сроки усилить проверку доку­ментов в поездах, на пароходах, шоссейных и грунтовых дорогах с тем, чтобы исключить возможность для передвижения в преде­лах республики преступников-гастролеров, бродяг, дезертиров, диверсантов, переодетых в гражданское платье и в форму бойцов Красной Армии. В приказе войскам Карельского фронта от 31 марта 1942 года говорилось: «Усилить проверку документов на фронтовых дорогах и в населенных пунктах, для чего на грунтовых дорогах создать серию подвижных и неподвижных контрольно-пропускных пунктов».

Совместно с бойцами Красной Армии на контрольно-пропускных пунктах самоотверженно несли службу милиционеры районных отде­лов НКВД Карелии. Так, милиционер Горюнов из Сегежского отдела, выполняя задание военного коменданта Масельгского гарнизона, под пулеметный огней задержал преступников. Милиционер этого же отдела Складнеев при нападении белофиннов на станцию Майгуба проявил инициативу и без потерь провел эвакуацию населения из поселка.

Многочисленные обязанности возлагались на милицию системой Местной противовоздушной обороны. Во время налетов вражеской авиации на населенные пункты милиция поддерживала общественный порядок, обеспечивала соблюдений населением установленных пра­вил поведения в условиях ПВО и оказывала содействие командам местной противовоздушной обороны в ликвидации последствий воз­душного налета. В процессе выполнения этих общих задач работни­ки милиции вели борьбу с преступлениями и нарушениями обществен­ного порядка, охраняли социалистическое имущество и личную соб­ственность граждан, осуществляли контроль за соблюдением адми­нистрацией железных дорог установленного порядка приема и отп­равления поездов, рассредоточения подвижного состава и вывода на специально отведенные площадки и пути вагонов с наливными грузами, взрывоопасными и ядовитыми веществами, эвакуировали людей и животных из очагов поражения, оказывали помощь постра­давшим, предупреждали и ликвидировали панику.

11 ноября 1941 года вражескими самолетами была подвергнута бомбардировке станция Идель Сегежского района. Одна из сброшен­ных бомб, попавшая в железнодорожный путь, не взорвалась и явилась препятствием не только для восстановления пути, но и для рассредоточения воинских эшелонов. Линейный уполномоченный Королев, рискуя жизнью, разрядил неразорвавшуюся бомбу и при помощи граждан удалил ее с пути. В результате движение было восстановлено в кратчайший срок.

Бдительно несли служб сотрудники Малошуйского, Кемского, Сегежского линейных отделов милиции, а также оперативных пунктов на станциях Сумпосад и Сорокская. Сотрудникам этих подразде­лений только в 1942 году было объявлено 41 поощрение (из них коммунистам и комсомольцам – 22). Одновременно с несением службы в этих подразделениях готовились квалифицированные воен­ные кадры. В 1942 году было подготовлено 2 снайпера, 9 пулеметчиков, 164 стрелка.

Большую роль в охране общественного порядка играла государ­ственная автомобильная инспекция. В первые же дни войны они провели колоссальную работу по мобилизации автомобильного тран­спорта для нужд Красной Армии. Проверяя техническое состояние автомашин, отправляемых на фронт, инспектора ГАИ трудились дни и ночи, не зная отдыха. На протяжении всей войны аппараты ГАИ выполняли важные народнохозяйственные задачи. Они вели качест­венный и количественный учет автомобильного транспорта, прини­мали экзамены и выдавали удостоверения на право управления автотранспортом, выявляли и пресекали факты бесхозяйственности на автобазах.

Сотрудники госавтоинспекции оказывали помощь местным со­ветским органам в мобилизации грузовых автомобилей для пере­возки урожая. Так, приказом НКВД КФССР от 22 апреля 1942 года предлагалось РО НКВД г. Пудожа «оказать практическую помощь колхозникам Пудожского района в проведении весеннего сева».

В деятельности ГАИ большое место занимал контроль за тех­ническим состоянием автомобильного транспорта, как в автохозяй­ствах, так и на линиях. В стране ежегодно проводилось обследо­вание технического состояния транспорта более чем 28 тысяч хо­зяйств.

Партийные и советские органы с первых дней войны поручили органам НКВД принимать решительные меры по укреплению в стране паспортного режима, строгому соблюдению должностными лицами и гражданами правил прописки и выписки. Этим вопросам большое внимание уделяли военные власти и городские комитеты обороны. Решения комитетов обороны обязывали органы милиции строго про­верять паспортный режим, а лиц, уклоняющихся от прописки, при­влекать к ответственности.

Въезд граждан в местности, объявленные на военном положе­нии, проезд по железным дорогам, водным путем разрешались лишь по пропускам, выдаваемым органами милиции. В 1942-1943 годах и за 5 месяцев 1944 года ими было выдано более 10 млн. пропусков.

В укреплении паспортного режима в стране важное значение имело постановление ГКО, принятое 21 февраля 1942 года. Им предусматривалась перерегистрация паспортов граждан, проживающих в режимных местностях, запретных зонах и пограничной полосе СССР. В паспорта жителей этих местностей вклеивался контрольный лист с указанием фамилии, имени, отчества владельца паспорта. Контрольный лист скреплялся гербовой печатью органа милиции. Паспортные аппараты перерегистрировали более 12 млн. паспортов. В ходе перерегистрации было выявлено и удалено из режимных местностей немало лиц, которым по закону запрещалось проживание в названных районах.

Большую работу по укрепление паспортного режима в стране проводил начальник Паспортного отдела Главного управления мили­ции НКВД СССР, комиссар милиции 3 ранга, посланец Карелии, Гри­горий Владимирович Зуев,

Коммунистическая партия и советское правительство уделяли большое внимание охране социалистической собственности, состав­ляющей экономическую основу СССР. В условиях войны велась реши­тельная борьба со всеми посягательствами на народное достояние. Основными направлениями охраны социалистической собственности явились: усиление охраны таких видов социалистической собствен­ности, которые имели непосредственное значение для организации разгрома врага; повышение ответственности лиц, на которых воз­ложена охрана социалистической собственности; повышение ответ­ственности должностных лиц, по вине которых другими гражданами был нанесен ущерб социалистической собственности; усиление ма­териальной ответственности расхитителей народного достояния, а также признание вида новых обстоятельств для квалификации хи­щений социалистической собственности по Закону от 8 августа 1932 г.

В годы войны Советское государство было вынуждено перейти к распределению товаров по карточкам, т.е. ввести нормированную продажу продовольствия и предметов широкого потребления для населения. Это позволило сохранить государственные запасы и подчинить потребление интересам производства.

Трудности военного времени в снабжении населения продовольствием и товарами первой необходимости пытались использовать в преступных целях расхитители, спекулянты, различного рода дель­цы. Если до войны основный объектом хищений были деньги, то в войну – продовольствие и промтовары первой необходимости (хлеб, жиры, соль, спички, табак, керосин, мыло и т.д.).

Перед аппаратами БХСС Карельской милиции была поставлена задача – решительно пресекать деятельность расхитителей народно­го достояния, вести беспощадную борьбу со спекулянтами, расхити­телями и другими жуликами, пытавшимися в трудные годы войны подорвать экономическую мощь нашего государства.

Следует отметить, что борьба с расхитителями протекала в очень сложных условиях. 12 января 1942 года в пос. Лоухи органа­ми БХСС за хищение продуктов питания был задержан Носакин, у которого было изъято: сухого спирта – 45 банок; мясных консер­вов – 95 банок; махорки – 39 пачек; сухарей – 5 мешков; суп-пюре – 136 пачек; комбижира – 2 кг; мясо-грудинка – 200 граммов. И это в то время, когда 70 % сотрудников Лоухской милиции болели цингой и каждый из них получал по карточкам одну норму хле­ба (800 граммов) и один суп в сутки.

Большую работу проводила милиция Карелии по предупрежде­нию и раскрытию краж. В этой работе принимали деятельное учас­тие не только сотрудники уголовного розыска, но и сотрудники других служб милиции. Так, 16 сентября 1943 года на ул. Ленинской г. Беломорска постовой милиционер Приютин Д.Д. по приметам за­держал вора-рецидивиста Богданова, совершившего в городе и его окрестностях множество квартирных краж.

Энергию и инициативу в раскрытии трех крупных краж проявил старший уполномоченный Медвежьегорского РО НКВД мл. лейтенант милиции Глазов А.И. В сентябре 1943 года им была вскрыта и обез­врежена хищническая группа, действовавшая в Медвежьегорской столовой Военторга, а в октябре этого же года при его участии были задержаны 2 дезертира.

Проводник служебно-розыскных собак Медвежьегорского РО НКВД Денисов A.Н. лично раскрыл крупную кражу продуктов из гос­питаля и кражу вещей из городской больницы. Летом 1943 года неоднократно участвовал в проводимых операциях по поимке дивер­сантов, задержал 2-х дезертиров.

Неоценимый вклад в дело борьбы с преступностью в годы вой­ны внесли участковые уполномоченные милиции. Их деятельность в основном протекала в условиях сельской местности, где они были оторваны от основных сил милиции. Опираясь на актив общественности, участковые инспектора успешно выполняли задачи по охране общественного порядка. Так, участковые уполномоченные милиции Кемского района товарищи Петров A.И. и Какушкин А.И. только в 1944 году раскрыли на своих участках более 12 квартирных краж, ими была обезврежена воровская группа из 7 человек.

Выполняя указания партий и правительства, органы милиция республики участвовали в обезвреживании разведки врага и дивер­сионных групп. «В целях поднятия боеспособности личного состава и его организованных действий, - говорилось в приказе НКВД КФССР от 27 августа 1943 года, - создать сводный отряд». В задачу созданного отряда милиции входили действия по ликвидации прорыва диверсионных групп или парашютного десанта. Структурное построение сводного отряда состояло: из разведыва­тельно-поискового отряда, насчитывающего 40 человек и вооружен­ного, помимо личного оружия, двадцатью автоматами и двадцатью винтовками; из взвода охраны и обороны, имеющего в своем соста­ве 32 человека с вооружением: 1 станковый пулемет «Максим», 8 автоматов ППШ и 23 винтовки; из эваковзвода численностью 39 человек и 2-х унитарных команд общей численностью 48 человек. Командование сводным отрядом было поручено майору т. Горькому Михаилу Алексеевичу.

Работники милиции выявили вражеских лазутчиков в процессе проведения операций по проверке документов в поездах, жилом секторе. В ходе одной такой операции в июне 1943 года участковый уполномоченный Беломорского РО НКВД тов. Суворов задержал неиз­вестного в форме командира Красной Армии, им оказался матерый финский шпион. Проявив отвагу, задержал финского разведчика помощник оперативного уполномоченного ст. Сорокская тов. Сеничев. Приказом по дорожному отделу милиции НКВД Кировской железной дороги тов. Сеничеву была объявлена благодарность.

Выполняемая органами милиции большая по объему работа могла быть успешной только при активном участии в ней трудящихся. Бригады содействия милиции, бригады содействия истребительным батальонам, группы охраны общественного порядка, создаваемые в селах, оказали неоценимую помощь и содействие в охране общественного порядка в республике. Добровольные помощники вели борьбу с хулиганством и другими правонарушениями на территории населенных пунктов, своевременно сообщали органам милиции о происшествиях, а в случае необходимости принимали са­мое активное участие в задержании преступников. Так, 20 октября 1943 года из мест заключения совершили побег 2 особо опасных преступника. 23 октября, рискуя жизнью, их задержал член брига­ды содействия истребительным батальонам тов. Майсурадзе, предотвра­тив этим самым возможность совершения ими новых преступлений.

Партийные организации милиции придавали большое значение подготовке и воспитанию кадров в условиях войны. С учетом склады­вающейся обстановки их подготовка велась целенаправленно и диктовалась теми условиями и задачами, которые выдвигала война. Так, в связи с созданием разведывательных групп, возникла необходимость в изучении финского языка и приказом НКВД Карело-Финской ССР от 27 января 1943 года в г. Беломорске организуется кружок по изучению финского языка. Преподавателем назначалась методист при Наркомпросе тов. Хольм Нелли Ивановна.

Важное значение для повышения боеспособности и укрепления дисциплины в органах милиции имело введение для личного состава Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 Февраля 1943 года специальных званий и погон. Приказ НКВД Карело-Финской ССР от 13 апреля 1943 года гласил: «Всему личному составу перейти на ношение новой формы одежды».

Одним из важнейших направлений идеологической работы среди сотрудников милиции в годы Великой Отечественной войны была пропаганда ленинского учения о защите социалистического Отечества. «Убеждение в справедливости войны, - говорил В.И. Ленин, - сознание необходимости пожертвовать своей жизнью для блага своих братьев, поднимает дух солдат и заставляет их переносить неслы­ханные тяжести... Это сознание массами целей и причин войны имеет громадное значение и обеспечивает победу».

«Надо добиться того, - указывал М.И. Калинин, - чтобы все прониклись сознанием тяжести войны, пониманием того, что герман­ский фашизм угрожает независимости и свободе советского народа, сознанием необходимости все подчинить задачам разгрома врага».

Важное место в воспитательной работе отводилось социалисти­ческому соревнованию. Оно характеризовалось массовостью, орга­низованностью, действенностью и многообразием форм. С середины 1942 года социалистическое соревнование приняло всеобщий харак­тер.

Партийные организации своевременно и энергично поддержи­вали всякое патриотическое начинание сотрудников НКВД. Вопросы руководства социалистическим соревнованием были предметом по­стоянного обсуждения в политотделах, на партийных собраниях, заседаниях партбюро.

Организуя социалистическое соревнование, партийные орга­низации прежде всего заботились о том, чтобы коммунисты и ком­сомольцы шли во главе соревнующихся. В докладе Военному Совету Карельского фронта об авангардной роли комсомольцев 101-го полка НКВД от 7 ноября 1942 года говорилось: «Большую помощь командованию полка в повышении качества службы, боевой и поли­тической подготовки и укреплению воинской дисциплины оказала комсомольская организация, борясь за звание комсомола Карело-Финской ССР».

За успехи в борьбе с фашистскими захватчиками ЦК ЛКСМ Карело-Финской ССР 25 ноября 1942 года решило вручить переходя­щее Красное Знамя 101-му полку НКВД. Для вручения знамени в полк был командирован первый секретарь ЦК ЛКСМ Карело-Финской ССР Ю.В. Андропов.

Большую роль в воспитании личного состава в годы войны играли политинформации. Как правило, проводились они еженедель­но наиболее подготовленными работниками, в том числе и руководи­телями. В центре внимания партийных организаций была работа агитаторов. Их знакомили с решениями партии и правительства, рассказывали о событиях на фронтах и в тылу. Кроме того, им также разъясняли задачи, стоящие перед личным составом милиция. Особое внимание агитаторов обращалось на недостатки служебной деятельности работников милиции.

Таким образом, благодаря постоянной работе партийных орга­низаций, вся деятельность органов милиции республики во охране общественного порядка была направлена на успешное решение ряда важных государственных задач, связанных как с обороной страны, так и с защитой законных прав трудящихся, обеспечением их личной безопасности.

Особое место в истории Карельской милиции в годы Великой Отечественной войны занимают боевые действия сотрудников НКВД в составе истребительных батальонов, которые были созданы на территории республики в соответствии с Постановлением СНК СССР от 24 нюня 1941 года «О мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе» и приказом НКВД СССР от 25 июня 1941 года «О создании в прифронтовых республиках и областях истребительных батальонов с возложе­нием руководства ими на органы НКВД».

В связи с отступлением частей Красной Армии и продвижением немецко-фашистских захватчиков на территорию нашей республики истребительные батальоны принимали участие в боевых действиях с регулярными войсками противника. С самого начала Великой Оте­чественной войны в тяжелых кровопролитных боях плечом к плечу с рабочими, колхозниками, служащими мужественно сражались сот­рудники НКВД и милиции. Следует отметить, что командный состав истребительных батальонов преимущественно состоял из наиболее подготовленных сотрудников НКВД. В лице бойцов истребительных батальонов Советская Армия получила качественное пополнение, так как в истребительных батальонах проводилось обучение как оди­ночным действиям бойца, так и действиям в составе отделения, взвода, батальона. Бойцы учились вести прицельный огонь из стрелкового оружия, вести штыковой бой, метать в цель ручные грана­ты и уничтожать танки, вести наступление в составе взвода и батальона, преследовать отходящего противника, окапываться и приспособлять к обороне местные предметы, вести оборонительный бой в полевых условиях и в населенном пункте, действовать в условиях воздушного и химического нападения, распознавать вра­жеские самолеты и их типы, производить простейшие разрушения и действовать партизанскими методами.

Советская Армия черпала надежное пополнение и с точки зре­ния морально-политической. Трудящиеся в прошлом, а ныне бойцы истребительных батальонов, познавшие свободный труд без эксплу­атации, воспитанные коммунистическими идеями, имели возвышенную, благородную цель уничтожить ненавистного врага. Личный состав истребительных батальонов не жалел жизни для достижения этой цели.

Борьба истребительных батальонов в первые месяцы войны проходила в неимоверно тяжелых условиях и требовала от них ве­личайшей стойкости, героизма, самоотверженного служения Родине. Великая Отечественная война дала много примеров мужества, стойкости, высокого чувства воинской чести, проявленных сотруд­никами НКВД и милиции – бойцами истребительных батальонов.

В сентябре 1941 года сложилась особо сложная обстановка в районах, близлежащих к Петрозаводску. Враг рвался к столице республики, 26 сентября ему удалось занять станции Орзега и перерезать железную дорогу, жизненную артерию северо-запада страны. По просьбе командующего 7-й Армии на этот участок фронта был брошен потребительный батальон под командованием сотрудника НКВД капитана М.А. Горькова. Прибыв на разъезд «Онежский», батальон произвел разведку. Выяснилось, что против­ник расположил свои огневые точки на южной, западной и север­ной окраине станции. Его огневая мощь, не считая автоматов, состояла из 2-3 станковых и 10 ручных пулеметов, 3 минометов. Капитан Горьков принимает решение развернуть наступление на противника с трех сторон тремя ротами. Атака началась рано утром. Четвер­тая рота вскоре подавила огневые точки противника и отбросила его за линию железной дороги. Третья рота успешно атаковала врага у деревни Орзега. В 10 часов утра огонь врага ослаб, а к 11 часам станция была полностью очищена от неприятеля. 29 сен­тября была предпринята атака всем составом батальона. Враг не выдержал мощного натиска и бежал, оставив на поле боя станковые и ручные пулеметы, автоматы, винтовки, сотни мин, снарядов и десятки трупов.

На подступах к Петрозаводску развернулись ожесточенные бои, в которых бойцы истребительных батальонов проявляли образцы стойкости и мужества. Вот как вспоминают об этом сами участники сражений за столицу Карелии: «28 сентября враг подошел вплотную к Петрозаводску. Группе чекистов под командованием Федорова Николая Ильича была пору­чена оборона одного из подступов к городу. Глубокой ночью вои­ны подошли к высоте в километре южнее Петрозаводска и заняли оборону в вырытых на высотах окопах. В 9 часов утра были замечены дозоры противника, а за ними – рота солдат до 130 человек. В 9.30 начался бой. Полевая связь оказалась прерванной, бойцы не имели возможности поддерживать контакт с армейскими частями. Рота противника развернулась и с криками пошла в атаку на горстку патриотов-смельчаков. Бой длил­ся до вечера. Чекисты отбили три атаки. В ход пошли ручные гра­наты. Наиболее трудной была последняя атака. Шквальный миномет­ный и пулеметный огонь прижал бойцов к земле. Пятеро храбрецов были убиты. Осталось десять. Десять против двухсот. Но атака все же была сорвана. Противник оставил на поле боя более 60 человек убитыми».

В боях за столицу Карелии отличились 1-й и 2-й Петрозаводские истребительные батальоны под командованием капитана Львова. 2 октября батальоны отошли за реку Шуя и вместе с частями Крас­ной Армии заняли участок обороны в районе Шуйской Чупы. Новый участок обороны батальона удерживали до 10 октября и 11 октября распоряжением Военного командования 7 Армии батальоны были выве­дены в тыл. По отзывам командования 7 Армии бойцы и командиры Петрозаводских батальонов показали исключительную самоотвержен­ность и мужество. 14 бойцов и командиров были представлены к награде. В боях были убиты командиры товарищи Ловов и Потехин и ранен начальник штаба товарищ Болт.

Особо следует отметить действия Петрозаводского истребите­льного батальона под командованием товарищей Чиркова и Добро­вольского. В течение нескольких дней отряд удерживал превосхо­дящие силы противника у деревни Кяснясельга Ведлозерского рай­она. Пулеметчик батальона Варжунович Ф.В. уничтожил расчет вражеского миномета, один сдерживал напор противника, прикрывал отход своей роты, был контужен, ранен, но остался в строю. Ро­дина высоко оценила его подвиг, наградив орденом Боевого Красного Знамени.

В рядах бойцов истребительных батальонов мужественно сра­жались сотрудники Карельской милиции. 25 июля 1941 года Суоярвский потребительный батальон (командир товарищ Жуков) вместе о пограничниками в течение 3 суток одерживали натиск целой вой­сковой части противника, милиционер Гуляев во время боя уничтожил расчет вражеского пулемета, устранил повреждение в этом пулемете и расстреливал противника из его же оружия.

Храбро сражались бойцы Пнткярантского истребительного ба­тальона, которым командовал товарищ Яхно. Бойцы Тулов, Прыкин, Шиков в боях в районе города Питкяранты уничтожили 9 белофиннов и захватили 2 станковых пулемета. Отличился и сам командир товарищ Яхно С.Г., мужественно и умело руководивший боем. Он лично вел разведку, вывел из строя 2 вражески пулемета с при­слугой. Товарищ Яхно С.Г. был награжден орденом Красной Звезды.

Отряды Кестеньгского и Лоухсного батальонов 31 июля 1941 года в течение нескольких часов у деревни Кокосалми Кестеньгского района сдерживали превосходящие силы противника, проявив в этом бою исключительную стойкость и героизм. Кестеньгский отряд в этом бою потерял командира товарища Белова.

Кроме участия в боях, истребительные батальоны в начале войны несли охрану важнейших коммуникаций и объектов в районах прифронтовой полосы, вели борьбу с парашютными десантами и ди­версантами врага. 30 июля 1941 года группа диверсантов против­ника, вооруженная автоматами, пробилась к деревне Утозеро Оло­нецкого района с целью проникнуть к мосту и взорвать его. Но враг был перехвачен и разгромлен группой истребителей под командо­ванием Михайлова.

Личный состав истребительных батальонов принимал участие в сборе пропагандистских листовок, сбрасываемых с самолетов про­тивника в Пряжинском, Петровском и Медвежьегорском районах. Группой истребительных батальонов собрано и уничтожено в Медвежьегорском районе около 2500 штук (листовок), в Петровском – около 1500 шт. и в Пряжинском – 100 шт.

Всего за период Великой Отечественной войны истребитель­ными батальонами было задержано и доставлено в органы НКВД рес­публики: парашютистов-шпионов – 1 чел., перешедших фронт дивер­сантов – 7 чел., то же совместно с другими органами НКВД – 13 чел., шпионов из местного населения – 3 чел., вражеских летчиков – 5 чел., бандитствующего элемента – 3 чел., измен­ников Родины – 2 чел., дезертиров Красной Армия – 46 чел., дезер­тиров трудового фронта – 32 чел., уголовно-преступного элемента – 49 чел., спекулянтов – 78 чел., нарушителей прифронтового режима – 736 человек.

За проявленное мужество и отвагу в боях с немецко-финскими захватчиками и в борьбе с вражескими шпионами-диверсантами на­граждены правительственными наградами 51 боец и командир истре­бительных батальонов, из них: орденами Ленина – 1 чел., Красного Знамени – 7 чел., Красной Звезды – 15 чел.; медалями «За боевые заслуги» - 24 чел., «За отвагу» - 4 человека.

Истребительные батальоны НКВД, выполняя задачи, поставлен­ные перед ними Коммунистической партией Советского Союза, внес­ли большой вклад в борьбу с диверсионно-разведывательными груп­пами и агентурой противника, которая забрасывалась в наш тыл. Истребительные батальоны бдительно несли службу по охране особо важных объектов и совместно с другими органами НКВД обес­печивали общественную и государственную безопасность в стране. Боевая и оперативно-служебная деятельность истребительных батальонов по борьбе с подрывной деятельностью врага, по решению других задач в интересах общественной и государственной безопасности, а также их участие в боях на фронтах Великой Отечественной войны, являются героической страницей истории орга­нов МВД.

Истребительные батальоны НКВД СССР, опираясь на местное население в лице групп содействия, сыграли важную роль в деле укрепления тыла действующей армии на протяжении всей Великой Отечественной войны. Особенно высока эта роль в борьбе с агенту­рой противника, в выявлении и задержании изменников Родины, дезертиров, бандитов и другого уголовно-преступного элемента.

Коммунистическая партия вносила в боевую деятельность истребительных батальонов организованность и целеустремленность, мастерски применяла в руководстве вооруженной борьбы народа свой громадный политический опыт.

Многообразная деятельность истребительных батальонов по­казала, что они полностью оправдали свое назначение как одно из средств борьбы со шпионами, парашютными десантами и диверсанта­ми противника в советском тылу, как реальная сила для поддержа­ния порядка в прифронтовой полосе, как вооруженная сила органов НКВД на местах и как один из резервов пополнения Красной Армии обученными кадрами.

Истребительные батальоны показали себя боевыми, сплоченны­ми воинскими единицами. Свой оперативно-служебной деятельностью истребительные батальоны оказали большую помощь органам милиции, чем активно способствовали проведению общих оперативных меро­приятий НКВД СССР в период Великой Отечественной войны.

Александр Федосов,
ведущий специалист-эксперт
Музея истории
МВД по Республике Карелия


 

При подготовке материала использованы следующие источники и литература:

  1. Архив МВД КАССР, дело 1941 г.
  2. Архив МВД КАССР, дело 1942 г.
  3. Архив МВД КАССР, дело 1943 г.
  4. Архив МВД КАССР, дело 1944 г. 
  5. ЦГА КАССР, Ф.792, оп.1, д. 11/89
  6. ЦГА КАССР, Ф.792, оп.1, д. 20
  7. Газета «Ленинская правда». - 1970. – 10 апреля.
  8. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. - Т.41.
  9. Калинин М.И. О коммунистическом воспитании я воинском долге. М.: Воениздат.- 1958. - С.425.
  10. Коммунистическая партия в Великой Отечественной войне. Документы и материалы. М.: Политиздат, - 1970. - С.42.
  11. История Советской милиции. Москва, - 1977. - Т.2.
  12. Страницы истории комсомола Карелии. Документы и материалы. Петрозаводск: Карелия, - 1978.- C.I55.
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2020, МВД России